вид на колокольню с синим небомэтот же самый вид на колокольню

ЦАРЬ-КОЛОКОЛ

Close

Царь-колокол

Для Ивановской звонницы предназначался и знаменитый Царь-коло­кол. История его начинается со времен Бориса Годунова, повелевшего отлить колокол весом более чем в тысячу пудов и повесить на деревянном срубе. Однако в один из кремлевских пожаров деревянная звонница сго­рела, колокол упал и разбился. Алексей Михайлович приказал пере­лить его с большой добавкой металла, доведя вес до 8000 пудов, и поме­стить на Филаретову пристройку. Но царский благовестник повторил судьбу предшественника, разбившись при пожаре 1701 г.

В 1730 г. только что взошедшая на престол императрица Анна Иоанновна пожелала еще раз перелить обломки. Новый колокол должен был весить 13000 пудов (более 200 тонн). Отливка колокола та­кого размера представляла чрезвычайно сложную техническую зада­чу. Разрешить ее взялся мастер Иван Моторин. Прямо на площади ле­том 1734 г. начали устраивать печи. Первая отливка оказалась неудач­ной: печи прорвало, и металл ушел в землю, к тому же чуть было не начался пожар. Моторин начал подготовку ко второй отливке, но не успел завершить работу. Дело успешно продолжил его сын Михаил. Когда все сно­ва было готово к отливке, на площадь на всякий случай собрали 400 пожарных, и коломенский архиепископ Вениамин после молебна собст­венноручно затопил первую печь. 25 ноября 1735 г. литье было благо­получно закончено.

«Царь-колокол в Кремле»Царь-колокол. ОсколокЦарь-колокол. ДетальЦарь-колокол, основание колокольни «Иван Великий» и фасад Архангельского собора

В целом декоративное убранство Царь-колокола — образец искусства барокко, в октором  нашли отражение тенденции русского изобразительного искусства первой половины XVIII века и итальянская выучка скульптора. Скульп­тор Ф. Медведев, некогда посланный Петром I для обучения в Вене­цию, украсил литейную форму множеством орнаментов, надписей и рельефными фигурами Алексея Михайловича и Анны Иоанновны, ко­торые надо было очистить и прочеканить. Поэтому колокол так и оста­вался в яме, на решетчатом помосте, до 1737 г., когда в Кремле в оче­редной раз разбушевалась огненная стихия. Над литейной ямой вспыхнула деревянная кровля, а при тушении огня водой колокол не­равномерно охладился и треснул. Вначале его думали перелить, но по составленной смете расходы оказались больше, чем затратили на пер­воначальную отливку. Затем возник проект (правда, вряд ли осущест­вимый) припаять отколовшийся край, однако автор проекта, архитек­тор Форстенберг, умер от чумы 1770 г. Тем временем колокол продол­жал оставаться в яме. В 1821 г. по повеле­нию Александра I яму расчистили и спустили в нее лестницу для удоб­ства любителей достопримечательностей. На поверхность земли Царь-колокол извлекли только в 1836 г., водрузили на постамент и приварили сверху проушины-кронштейны, несущие державу с крес­том; механизмы для подъема колокола сконструировал строитель Исаакиевского собора в Петербурге, архитектор и инженер О. Монферран.

 Царь-колокол. ДетальЦарь-колокол. Фрагмент скульптурного декораЦарь-колокол. ДетальЦарь-колокол. Деталь

Посетители Кремля часто задают вопрос о возможности отреставрировать уникальный колокол, чтобы он мог звучать. Этой проблемой интересовались еще в XVIII веке. Сначала появились исходившие от литейщиков предложения о перелитии колокола. Позднее — о возможном впаивании осколка. Наиболее интересными были проекты 1890-х годов известных российских инженеров Н.Н. Бенардоса и Н.Г. Славянова. В конце XIX века в прессе даже развернулась дискуссия о необходимости реставрации колокола. Современное состояние техники, конечно, позволяет запаять существующие трещины и даже вернуть на место осколок. Однако при этом неизбежно пострадает неповторимый декор Царь-колокола. Тем более, невозможна его переливка в новый звучащий колокол, поскольку он является памятником истории, искусства и литейного дела. 

И.Д. Костина Колокола Московского Кремля. Москва, 2007

top